Биография марии моравской

Забытые поэты Серебряного века

ТОНИРОВКА НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
6 часов назад
Как спастись от морщин? Эффективный метод борьбы со старением найден...
10 часов назад

На рубеже 19 и 20 веков в России взорвался нескончаемый фейерверк поэзии, подарив миру огромное количество имен.

Эти имена сформировали контуры, очертания этого фейерверка, названного впоследствии Серебряным веком русской поэзии.

Затем пришли война и революция, и праздник закончился. Многие уехали — долгая и мучительная адаптация на новом месте, что-то написали, что-то опубликовали, оставили нам стихи и воспоминания. Многие разделили судьбу страны, что-то писали, что-то публиковали, мучительно и долго приспосабливались к новой ситуации.

А некоторые просто никуда не исчезали — растворялись в различных советских офисах и учреждениях, растворялись в эмиграции, где они ничего не писали и не публиковали, а об их личной жизни до дома доходила лишь минимальная информация, кроме стихов.

А некоторые люди перестали ожидать чего-либо от жизни и прекрасно с этим справляются.

Мария Моравская, одно из «потерянных» имен Серебряного века, была замечена в статье вскользь. Вот что я хочу рассказать вам о ней, немного информации, буквально слово за словом, строчка за строчкой, случайная ссылка за случайной ссылкой в таком контексте.

Насколько большим и разнообразным было поле женской поэзии в начале 20 века. Надежда Рыбова, Лидия Лесная, Парада Богданова-Бельская, Анна Радлова, Аделаида Герзик, Мария Моравская,…

Поэма «Белая ночь», которая предшествует рассказу Моравиа, является, на мой взгляд, лучшей из всех, которые я читал. В ней, безусловно, есть поэтическое мировоззрение и интересные образы.

К сожалению, другие тексты кажутся неудержимыми и не дотягивают до лучших образцов поэзии Серебряного века. В этом смысле я согласен с матерью Александра Блока, Александрой Андреевной — «По-моему, это не поэзия». Таким образом, история, предлагаемая читателю, — это скорее история литературы, чем сама литература.

Забытый поэт Серебряного века, Мария Моравская, как ее часто называют, забыта, но не совсем. Ее имя многие забыли в сборнике детских стихов, который вышел в России в 1990-х годах.

Согласно информации, найденной на сайте «Силуэт Серебряного века», Мария Магдалена Франческа Людвиговна Моравская родилась в 1889 (по другим источникам — в 1890) году в Варшаве в польской католической семье и умерла в Майами (США) в июне Она умерла в 26 1947. Дата и место смерти нуждаются в уточнении, так как не соответствуют действительности. Однако более подробно об этом будет рассказано позже.

Таким образом, Мария Моравская родилась в Польше. Ее мать умерла, когда девочке было два года, отец женился вторично на сестре матери, и семья переехала в Одессу. Отношения с мачехой были сложными, и в возрасте 15 лет Мария покинула семейный дом и отправилась в Санкт-Петербург, где училась жить.

Некоторое время она училась на Высших женских курсах и увлеклась политикой, особенно польскими делами и социалистической мыслью. Он был дважды арестован и заключен в тюрьму (1906 и 1907).

Мария очень рано вышла замуж, и ее первое стихотворение было опубликовано в одесской газете.

В 1910 году Моравская познакомилась с М. Волошиным и работала в литературном журнале «Аполлон», а через год была принята в цех поэтов под покровительство Зинаиды Гиппиус и участвовала в литературной конференции с Вяхом Ивановым. В письме к Корнею Чуковскому Гиппиус назвала ее «очень талантливым человеком».

Первый «Цех поэтов» (1911-1914) объединил акмеистов того времени. В него вошли Н. Гумилев, С. Городецкий, Кузьмины-Караваевы, А. Ахматова, М. Лозинский, В. Пяст, В. Нарбут, М. Зенкевич, О. Мандельштам и другие. С 1915 года Моравская дружила с Г. Адамовичем, Г. Ивановым и другими, сотрудничала с «Новой газетой для всех».

Моравская часто публиковалась в различных журналах, включая «Вестник Европы», «Ежемесячный журнал», «Журнал журналов», «Заветы», «Современный мир» и «Русская мысль».

В 1914 году был опубликован ее первый сборник стихов «На посадочной площадке». Ее второй сборник «Стихи о войне» (1914) подвергся жесткой критике. Год спустя были опубликованы еще две книги — «Прекрасная Польша» (посвященная Адаму Мицкевичу) и «Идея Золушки» (в память об Олене Гуро, которая оказала большое влияние на творчество Моравской). Второй сборник получил клеветнические отзывы («Никакого представления о Золушке» — так называлась одна из рецензий).

Сотрудничество с детскими журналами «Тропинка» и «Галчонок», детское стихотворение «Апельсинчик» (1914) и рассказ «Цветы в погребе» (1914) также принесли ей известность в этой области.

В 1910-е годы Мария считалась одной из самых талантливых поэтесс, и М. Волошин предсказал ей роль второй черубины де Габриак (Е. Дмитриева), появившейся в нашем журнале.

18 января 1910 года Е. И. Дмитриева писала М. А. Волошину: «Я не член семьи Дмитриевой, но я член семьи Кельвины де Габриак.

… Я еще не получила письма от Моравской — очень хочу с ней встретиться, я читала некоторые ее стихи Маковскому, он в восторге, хочет их опубликовать — значит, это уже ее работа…

На мой взгляд, Амория ничего ей не дает — ей нужно вернуться в католичество. Диксу не нравилась ее поэзия.

И я чувствую себя мертвым. Моравы заменили меня 15 числа месяца, когда Кербина должна была быть обстрижена. Я чувствую холод и смерть. А из Моравска — большая радость!

(15 октября 1909 года, в выдуманной истории, поэт Кельвина де Габриак собиралась исчезнуть. Она должна была быть помилована как монахиня. Сергей Маковский — художественный критик, поэт и основатель журнала «Аполлон». Амория — прозвище Маргариты) Васильевны Сабашниковой, первой жены Волошина. (Дикс — псевдоним Бориса Алексеевича Лемана, поэта, критика и педагога).

Паразиты не выдерживают это и мрут роем
7 часов назад
Паразиты не выдерживают это и мрут роем
10 часов назад

В стихах Марии Моравской есть тоска по одиночеству, мечта о прекрасном принце, понимание несбыточности надежд и, как следствие, желание сбежать.

Улететь, отправиться в полет, отплыть… Даже в названиях стихотворений слышны такие мотивы, как «Отъезд», «На набережной», «Поезд отходит», «В эпоху крыльев», «Военнопленный».

Из книги М. А. Бекетовой «Александр Блок и его мать»:.

Ал. Эл всегда знал свою мать добросовестной и компетентной. Кстати, он высоко ценил ее рецензии на различные литературные произведения. Иногда он просил ее писать рецензии на его пьесы.

Ниже приведена выборка рецензий Эла. Андр. является ее единственной сохранившейся работой такого рода. Мы не знаем, почему этот обзор был необходим, но интересно, что у нас есть рукописные заметки Эла. Эта рецензия написана о сборнике стихов Моравской, некогда (незадолго до войны) популярной поэтессы в Санкт-Петербурге. Основные темы сборника — ее поездка на юг, здесь ее мысли о Крыме, и проезд до железнодорожной станции. Рассмотрено здесь.

Я не думаю, что это поэзия. Но здесь есть одна особенность. Некоторые души мелкого самолюбования выражают себя очень искренне. Возможно, Брусофф и А. Берри считают, что тоска по Югу, составляющая почти все содержание романа, — это тоска по трем сестрам и Земле Обетованной в целом. Они ошибаются. Это желание поехать в теплую страну, в Крым, к солнцу. Иначе стихотворение кажется весенним, чего нет ни в том, ни в другом случае. И вообще, нет ни весны, ни осени, ни зимы, ни лирики. Я очень искренне прочитал всю заметку. Только женщины обладают способностью писать необычайно легкие стихи, без поэзии и музыки.

Примечание Ал. Ал-ич: «О стихотворении Моравской, 7 июня 1913 года. Очень, очень верно».

Приводятся рукописи стихотворений, направленных Ивановым-Разумником различным писателям для критики, в том числе В. Бурсову (предисловие к стихотворению Моравской «Объективность и субъективность в поэзии» хранится в Архиве поэтов).

Бриосов, А. Гизетти, С. Парнок и многие другие анализировали творчество Моравской. Сравнивая творчество Надежды Львовой, Анны Ахматовой и Марии Моравской, литературный критик А. А. Гизетти в своей статье «Три души» (1915) очень положительно оценивает ее потенциал для дальнейшего развития.

Из рецензии на лирику Марии Моравской: «Нежный голос капризной девушки» (К. Луковский); «Это жалость к себе» (С. Парнок). У меня стиль марионетки, никаких трагических жестов». Моравская говорила о себе.

Среди скудных сведений о поэтессе упоминается ее дружба с выдающимся молдавским скульптором Степаном Елзой.

Считается, что подробная автобиография Марии Моравской хранится в рукописном отделе ИРЛИ в коллекции Венгерова.

1917. Мария Моравская уехала в Японию, а оттуда в США. Там он сотрудничал с несколькими американскими журналами и публиковал рассказы, статьи и эссе на английском языке. В 1927 году ее роман «Жар-птица» о жизни в Санкт-Петербурге в 1910-х годах был опубликован на английском языке в Нью-Йорке и Лондоне.

Постоянным мотивом позднего творчества М. Моравской является ностальгия по России. ‘Вы живете как мертвая женщина и мертвы для поэзии, потому что здесь нельзя писать стихи’ (Литературные заметки, 1922, № 2, с. 19).

Но вернемся к дате смерти поэта, указанной во многих источниках в 1947 году. Имя Марии Моравской неожиданно появилось в воспоминаниях поэта Маргариты Алигер о Корнее Чуковском «Дальние прогулки» (1973-1974), отрывки Он связан с «ChilianSummer», сборником ее эссе, опубликованных в журнале NeosKosmos (II-144- III-167) в 1965 году, из которых.

Прочитав мои очерки о чилийском лете в Новом Свете, он передал мне материалы своих наблюдений. Я учел каждую из них, когда издавал очередную книгу о своей поездке в Чили. После того, как он изложил мне все наблюдения и свои мысли, я спросил: «Вам знакомо имя Мария Моравская?». В заключение он сказал.

Да, я вспомнил это имя и замечательное стихотворение из моего детства, подписанное этим именем. Но при чем здесь Чили?

-Ну, знаете что — она эмигрировала после революции, и следы ее были полностью потеряны. Я, наверное, забыла о ее существовании, но я помню, что она талантлива и что мне очень понравилась ее книга «Апельсиновая корка». Несколько лет назад я неожиданно получил письмо от нее из Чили. Судьба привела ее туда, и она вышла замуж за почтальона и провела с ним всю оставшуюся жизнь. Как интересно было бы с ней познакомиться. Представьте себе — утонченная петербурженка-поэт, поэт, друг поэта, обычная «бродячая собака», и вот конец — жена почтальона в Чили!

Разговор между Алигер и Чуковским мог состояться не ранее 1965 года, когда «Лето в Чили» было опубликовано в «Новом мире». Фраза Чуковского «и вдруг я получил от нее письмо из Чили несколько лет назад» противоречит дате смерти Марии Моравской — 1947 год. Этого нельзя сказать о последних 20 годах.

И еще одно свидетельство — книга Павла Лукницкого «Акумиана. Встреча с Анной Ахматовой». В именном указателе записана Мария Людвиговна Моравская (1889-1958), поэт и член первого лагеря поэтов. Эта дата смерти подтверждает историю Корнея Чуковского.

К сожалению, нет возможности показать читателю, как выглядела «Золушка» Серебряного века Мария Моравская. Ее фотография есть в очень редком издании мемуаров И. Г. Эренбурга «Портреты русских поэтов» (2002, изд. 2000, изд. «Наука», СПб), вышедшем в Германии в 1920-е годы.

Другие стихи Марии Моравской можно прочитать на сайте «Слово». Серебряный век».

В этом очерке использованы отрывки из картин ленинградского художника Павла Буцкого.

Простой способ избавится от простатита.
6 часов назад
Большой выбор стильных платьев!
7 часов назад

Читайте также